Русская Православная Церковь Московский Патриархат

Официальный сайт

 
 Иркутская епархия 
 История 
 Епархиальное управление 
 Отделы 
 Приходы 


Мониторинг СМИ

Управляющий делами Православной Церкви Казахстана епископ Каскеленский Геннадий: «В обществе озабочены судьбой игумена Софрония»

Владимир Легойда направил А.А. Даниловой соболезнования в связи с безвременной кончиной ее супруга

Москва, 12 сентября. Владимир Легойда направил главному редактору Интернет-издания "Православие и мир" А.А. Даниловой соболезнования в связи с безвременной кончиной ее супруга Анатолия Евгеньевича Данилова.

О современной внешней миссии Русской Православной Церкви

"Второе Крещение Руси". Фильм митрополита Волоколамского Илариона

Татьяна Шишова. Воспитание мальчиков

Православие.ру Будь мужчины всегда такими слабаками, род человеческий давно бы пресекся, ведь на долю мужчин во все времена приходились самые трудные, опасные занятия, самые тяжелые работы. Попробуй повоюй, имея хрупкую, ранимую психику! Или даже поохоться на свирепых зверей, причем без огнестрельного оружия, как делали многие поколения наших предков! А жизнь крестьянина-землепашца? Сколько изнурительной физической работы! Сколько, выражаясь современным языком, стрессов и психотравм!

Максим Лесков. Дым мирового пожара подступает к России

РНЛ (10.07.13) Мировой пожар с новой силой запылал на охваченном природными аномалиями глобусе. Во всех этих событиях при внимательном рассмотрении можно заметить обрывки различных сценариев, пригодных для применения и в России. Турция напомнила о химкинском лесе, Бразилия – о сочинской олимпиаде, Египет – о наших братьях-мусульманах, все чаще забывающих о том, что в русском доме хозяин еще не вымер окончательно.

Алексей Гладков. Кто хочет выкинуть Православие из Европы

Религаре.ру Отношение современных европейских масс-медиа к православной церкви – причем не только в России, но и в Грузии, Сербии, Молдавии, Белоруссии – можно обобщить следующим образом: это неприязнь, граничащая с ненавистью. Конечно, пресловутая политкорректность не дает современным западным журналистам выражаться в стиле девятнадцатого века, когда печать католических и протестантских стран спокойно называла представителей восточной ветви христианства схизматиками. Такого сегодня, конечно, не прочтешь. Используются другие фразы, например: "сила, тормозящая секуляризацию"; "оппоненты реформ", "противники альтернативных стилей жизни".

На космодроме «Плесецк» освящен храм в честь Всех святых

По благословению митрополита Архангельского и Холмогорского Даниила благочинный Мирнинского округа Архангельской епархии протоиерей Артемий Эмке освятил в воинской части 14056 на 43-й площадке космодрома «Плесецк» храм в честь Всех святых.

Священник Александр Дьяченко. «Трудно быть Богом, батюшка»

Православие.ру. Моя юность выпала на 80-е годы прошлого века. Мог ли я тогда представить, что через несколько лет нас накроет наркотический девятый вал, и я буду через день отпевать несчастных мальчишек? - Только в страшном сне. А уж то, что главной темой каждого из дней грядущего XXI века станет тема «продвижения в массы» гомосексуализма? - Вообще немыслимо.

Мария Сараджишвили. Сидящая Анастасия

Вера-Эском. Анастасия при­шла из церкви и увидела мёртвого жениха. Она встала перед ним на колени - с этого момента началась её подвижническая жизнь. Она хотела личным подвигом искупить грех самоубийства любимого человека. Люди, приходившие к ней за помощью, впоследствии назвали её «сидящей Анастасией».

Александр Проханов. «Путин пережил колоссальный шок»

Накануне.ру. Публицист, писатель Александр Проханов провел презентацию своей книги "Поступь русской победы" в Челябинске. Встреча прошла в форме живого общения в Челябинском государственном университете. Проханов поделился с присутствующими своими, по его словам, "хаотичными" мыслями, с которыми он живет. Что за "колоссальный шок" пережил Путин, почему Гитлер победил в 1991, а Россия платит репарации, и почему нынешний президент РФ должен отстоять Сирию, чтобы претендовать на переизбрани

Борис Керженцев. Покушение

Литературная газета (26.06.2013) Объективная логика всей европейской истории последних сотен лет оказывается на стороне именно гомосексуалов и трансвеститов, а не защитников традиционной семьи. Абсурдно и непоследовательно, признавая доктрину «прав человека», отказывать человеку-гомосексуалисту в одном из важнейших прав - строить свою частную и личную жизнь по собственному усмотрению.

Родившийся 23 февраля
«Святая Церковь искренне желает, чтобы в нашем обществе возродилось исконное уважение к воинству, понимание тягот и трудностей, переживаемых армией России".

Иеромонах Иов (Гумеров). К какой Церкви принадлежит община священника Георгия Кочеткова?

Православие.ру (12.02.13) Деятельность отца Георгия Кочеткова ведет к конфликтам и нестроениям потому, что его религиозно-философское мировоззрение чуждо Православию, которое основано на богословии и духовном опыте святых отцов. Практика, которая с каждым годом быстро расширяется, представляет серьезную опасность для Православной Церкви.

УЭК: Регионы не поставили на карту

Газета.ру (12.02.13) Проект по обеспечению граждан универсальными электронными картами слишком затратен, посчитали в Минсвязи. Обязательная раздача карт с 2014 года отменяется: они будут выдаваться только по заявлениям граждан. С 1 января основному инициатору проекта — Сбербанку — поступило 13 тысяч заявлений на выдачу. Но проект может затормозиться из-за регионов: полностью к выдаче карт готовы только пять из них. А сама карта пока ничем не отличается от банковской: расширенный функционал по оплате госуслуг может появиться только в апреле.

Поиск по сайту



Главная / Мониторинг

Сайт Радонеж.ру

Сергей Худиев

Государство, религия и секуляризм

Когда мы говорим об отношениях Церкви и государства, важно избежать одной ложной альтернативы, которую нам нередко предлагают – СССР или Иран, государство принудительного атеизма или государство принудительной религиозности. Когда нам говорят о "светском государстве", как правило, имеют в виду именно советскую модель – государство, которое руководствуется отчетливо атеистической идеологией, и с большей или меньшей жестокостью подавляет религию. При этом утверждается, что альтернативой советской модели выступает Иран или, того лучше, Саудовская Аравия – страна, где женщине грозит быть арестованной за неправильно повязанный головной платок, неблагочестиво открывший прядь волос.

Между тем, что России абсолютно точно не угрожает – так это превратиться теократию иранского типа. Иранское население (кроме небольшой вестернезированной прослойки) глубоко традиционно и религиозно, и при всех упреках, которые можно предъявить режиму аятолл, его никак нельзя назвать антинародным. Российская ситуация абсолютно другая – семьдесят лет свирепого государственного атеизма оставили население лишенным как традиций, так и религии. В России косное, традиционное, религиозное большинство не может, как в Иране, угрожать вольнолюбивым порываем интеллигенции – за неимением такого большинства. Что угрожает России – так это депопуляция, обусловленная, во-первых, очень низким уровнем семейной морали, во-вторых, массовым алкоголизмом, а также коррупция и преступность.

Россия плавно и верно идет к своему исчезновению – и переходу ее земель под власть народов, которые меньше пьют и выше ценят семейные узы. В отличие от "иранизации" это вполне реальная перспектива, которую можно продемонстрировать с цифрами в руках.

Что может ее предотвратить? Начнем с того, что предотвратить ее точно не может – та самая богоборческая идеология, которую провозглашают борцы с ужасами клерикализма. Нам показывают на Европу, где идеология секуляризма, по-видимому, утверждается все более и более, говоря, что мы достигнем европейского благосостояния как только введем у себя гей-парады и тому подобное. Но слабость лозунга "устроим как в Европе" в том, что Европа неоднородна, в ней борются различные идейные течения, и нам, для начала, следует разобраться, какому из них Европа обязана своим благоустройством. В Европе, со времен по крайней мере, Великой Французской Революции, действительно есть мощное течение, которое усматривает перспективы светлого будущего в отказе от веры в Бога, отказе от духовного измерения человека, в устроении жизни на началах, по-видимому, не имеющих отношения к христианскому наследию нашего континента. Если это – Европа, которой нам следует подражать, что было бы странно не приметить слона – да мы уже показали себя европейскее всех европейцев, доведя секуляризацию до предела, осуществив проект "светлого будущего без Бога" на практике. В этом отношении Сталин вовсе не "азиатский тиран" как его несправедливо обзывают, а воплощение европейца – на Лубянке, в ГУЛАГе и в бутовском полигоне получили свое осуществление чисто европейские идеи, восходящие к эпохе просвещения, и, кстати, уже частично воплощенные на своей родине, во Франции, в эпоху революционного террора и "адских колон" генерала Тюрро. Большевизм довел идеи секуляризма до предела, так же, как нацизм довел до предела идеи расизма.

Не слишком ли это поспешный вывод? Нет; богоборчество и секуляризм в истории Европы могли играть, до определенной степени, положительную роль – на то и щука, чтобы карась не дремал, нападки извне, до определенной степени, помогают Церкви противостоять коррупции изнутри. Напряженный спор между христианским и секуляристким проектом имел и положительные стороны, во многом сформировав современную европейскую идентичность. Однако секуляристкий проект, когда он перестает сдерживаться и уравновешиваться христианским, неизбежно ведет к гибели. Причина тут – в неизбежной несамостоятельности этого проекта; всякое отрицание живет за счет того, что оно отрицает, секуляризм расходует материалы, накопленные христианской цивилизацией, он, так сказать, топит печку иконами, и обречен замерзнуть, когда они кончатся.

То, что мы находим привлекательным в секулярном гуманизме – провозглашение ценности, достоинства и прав человека, личной свободы – имеет единственное основание, и это как раз то основание, которое секулярный проект отвергает – христианская вера в Творение. "Мы полагаем самоочевидной ту истину – говорится в декларации независимости США – что все люди сотворены равными и наделены их Создателем неотъемлемыми правами". Попробуйте удалить их этой фразы "Создателя" и отсылки к "самоочевидному" моральному закону, и что у вас останется? "Мы полагаем самоочевидным, что люди возникли в результате безличных природных процессов и наделены… кем наделены? Эволюцией? Обезьяноподобными предками? Но это во всех отношениях абсурд – чтобы наделять кого-либо правами, надо быть, во-первых, личностью, во-вторых, обладать над нами законной властью. Почему я обязан соблюдать ваши права? Обезъяноподобные предки так повелели? Ничего подобного они не велели, они и словов-то таких не знали. Но если бы мы и вообразили за ними такое повеление – с чего бы это я должен им повиноваться? Эволюцией? Но эволюционный процесс состоит в конкуренции за ограниченные ресурсы, в ходе которое более приспособленные особи выживают и оставляют потомство, а вот менее приспособленные отправляются в отвал. Какие выводы из этого следуют в отношении прав человека – спросите у социал-дарвинистов, они вам объяснят.

Секуляризм неизбежно утрачивает основание для всякого морального требования, и, хотя он постоянно провозглашает, что мы "должны" (уважать права, воздерживаться от дискриминации и т.д.) он совершенно не в состоянии ответить на вопрос "с чего это вдруг мы должны?". "Мы не собираемся считаться с заповедями вашей религии!" – восклицают борцы с клерикализмом. Очень хорошо, но почему тогда мы (или кто-либо еще) должен считаться с заповедями вашей идеологии? Нет никакого Создателя? Тогда с чего вы взяли, что у вас есть неотъемлемые права?

То, что есть гуманного в секулярном гуманизме, унаследовано от Христианства – и по мере исчезновения христианского влияния в культуре, обречено сойти на нет. Большевистский эксперимент это показал; эксперимент европейской секуляризации развивается медленнее, но в том же направлении – мы уже слышим выступления в защиту инфантицида, то есть умерщвления уже рожденных младенцев, (Питер Сингер) и то, что больные старики "обязаны умереть" чтобы не отягощать финансово своих родственников и государство (Баронесса Уорнок).

Секуляризм, таким образом, опровергает сам себя – сначала он восстает против христианского наследия во имя, как ему кажется, большей свободы, большего достоинства, больших прав, затем обнаруживается, что в ходе восстания он отверг единственное основание, на котором возможно утверждать эту самую свободу, достоинства и права.

Последствия этого могут явиться в виде катастрофической революции (как это было в нашей стране) или в виде медленного умирания, когда общество постепенно утрачивает представления о долге, люди громко провозглашают свои права – но ничего не хотят слышать о своих обязанностях. В самом деле, кто вправе налагать обязанности? Бог? Но как раз от Бога-то секуляристкий проект и стремится отделаться. Общество? Но общество состоит из людей, таких же, как я – с чего это вдруг у них больше прав указывать мне, чем у меня – им? Разрушение обязательств по отношению к своим семьям. странам, обществам, может занять некоторое время – но оно неизбежно.

Европа пока еще не разрушена секуляризмом по нескольким причинам – во-первых, в ней продолжает сохраняться серьезное христианское влияние – даже в крайне секуляризированной, по общим оценкам, Британии около 25% населения регулярно ходят в Церковь; во-вторых – существует серьезная культурная инерция, при которой даже люди лично неверующие продолжают, часто неосознанно, следовать установкам, выработанным христианской цивилизацией. Однако разрушение идет, и многие это отмечают.

У нас, в России, глубоко подорвано как христианское влияние, так и культурные традиции; поэтому в нашей среде идеология индивидуализма и секуляризма, идеология, ведущая к разрушению сознания общественного долга, может действовать безо всякого противовеса, как вирус в ослабленном организме. Поэтому в России она может принести гораздо больше вреда, чем в Западной Европе. Эта идеология является антисемейной и антиматеринской в особенности; традиционная семья рассматривается как инструмент угнетения женщины, аборты – как желанное проявление свободы – об этом говорится, например, в некоторых документах ПАСЕ.

И – это следует отметить – эта идеология продвигает себя в качестве государственной. Когда нам говорят, что религия не должна оказывать влияния на общественную жизнь, речь идет не том, чтобы сохранять общественное пространство "мировоззренчески нейтральным", а о том, чтобы подчинить его воинствующе секулярной идеологии. Примеров этому достаточно – взять хотя бы программу Gender Loop, в рамках которой уже детям детсадовского (!) возраста разъясняют, как хороши половые извращения.

Что же – спросит читатель – надо ли, в противовес этому, вводить государственное Православие? В том-то и ловушка, о которой было сказано в начале, что нам предлагают ложный выбор между Содомом и Тегераном – в то время как мы не обязаны выбирать ни то, ни другое. Государственные Церкви существуют, например, в Британии и Скандинавских странах – ничего, похоже на теократию, которой так страшатся наши борцы с клерикализмом, там не случилось, случилось другое – размывание веры и учения самих церквей под влиянием мирского общества. Поэтому государственный статус Церкви неполезен, прежде всего, для нее самой.

Однако у государства и Церкви есть другие возможности для взаимодействия – и, слава Богу, они начинают осуществляться. Любой ответственный государственный муж, даже независимо от его личных религиозных убеждений, не может не видеть, что главные проблемы нашей страны связаны с поведением людей. А это поведение, в свою очередь, связано с тем, во что люди верят, как они видят мироздание и свое место в нем. А если это так, то вера, поиск прочных нравственных оснований для жизни – это не хобби, не что-то чем можно заняться в свободное от более важных дел время, а вопрос выживания.

Поэтому недопущение Церкви в армию, в школу, в ВУЗы, к которому призывают секуляристы – это лишение социального организма единственного лекарства, которое может ему помочь. Неправильно – и просто невозможно – пытаться навязать покаяние, веру и нравственное возрождение тому, кто его не хочет. Но уж точно неправильно пытаться возвести барьеры, которые должны препятствовать людям услышать церковное свидетельство и, если они захотят, отозваться на него покаянием и верой.
Читайте также:


Возврат к списку


© 2005-2012 Иркутская епархия Русской Православной Церкви Московского Патриархата

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна, при публикации в сети интернет обязательна гиперссылка на официальный сайт Иркутской епархии

e-mail: Редакция сайта Иркутской епархии