Русская Православная Церковь Московский Патриархат

Официальный сайт

 
 Иркутская епархия 
 История 
 Епархиальное управление 
 Отделы 
 Приходы 
Иннокентий Иркутский. Сайт

20.10.2021  «Променял море на Небо» (интервью с протоиереем Андреем Тарасовым)
05.10.2021  «Я ощущал это…как промысел Божий в моей жизни в данный момент»
29.09.2021  Фрагменты интервью с протоиереем Виктором Хаустовым
13.09.2021  «Нам нравится приносить пользу и нести Слово Божие людям»
09.09.2021  «Зажечь другого может только тот, кто горит сам» (интервью с протоиереем РПЦЗ Андреем Соммером)
17.08.2021  Подсолнух, или «Илиотропион. Наше время». Часть 5
17.08.2021  Подсолнух, или «Илиотропион. Наше время». Часть 4
17.08.2021  Подсолнух, или «Илиотропион. Наше время». Часть 3
17.08.2021  Подсолнух, или «Илиотропион. Наше время». Часть 2
17.08.2021  Подсолнух, или «Илиотропион. Наше время». Часть 1
15.07.2021  Юбилей бывает только раз в...жизни
02.07.2021  Как «Колька-разбойник» икону человека отреставрировал
30.06.2021  Беседа с протоиереем Владимиром Килиным (видео медиастудии «Кери»)
05.05.2021  Артос. Проект "Приход"
16.03.2021  Священник Артемий Пономарев. «Ничего не хочу делать, кроме молитвы и поста»
24.02.2021  «Об этом мы не знали» (интервью с секретарем епархии священником Стефаном Бажковым)
20.02.2021  «Нужно наполняться Христом» (интервью со священником Олегом Ресенко)
31.12.2020  Жизнь с распахнутым сердцем (интервью с руководителем социального отдела Иркутской епархии протоиереем Александром Василенко)
30.12.2020  Митрополит Иркутский и Ангарский Максимилиан принял участие в записи радиопрограммы «Православные беседы»
18.12.2020  «Господь руководит моею жизнью, а я стараюсь не отпустить Его руку»

 Поиск по сайту



 



09.09.2021

«Зажечь другого может только тот, кто горит сам» (интервью с протоиереем РПЦЗ Андреем Соммером)

В начале сентября в нашей епархии побывал протоиерей Андрей Соммер – ключарь  Знаменского собора в Нью-Йорке - главного храма Русской Зарубежной Церкви и руководитель работы с молодежью: отец Андрей  занимается разными проектами Синодального молодёжного отдела.

- Отец Андрей, Вы живете и служите в Америке, но замечательно говорите по-русски. Принадлежите к Русской Православной Церкви за рубежом. А Вы себя больше чувствуете русским или американцем?

- Я родился в Америке. Мои родители родились в Китае, а бабушка и дедушка родились в России. А я родился в Калифорнии в 1966 году и вырос при приходе. В наших приходах за рубежом всегда было такое особое место, где воспитывали «русскость» и православную веру в эмигрантах.

Приходы были магнитом, который притягивал эмигрантов, чтобы объединиться и поддерживать друг друга. Один из этих приходов – приход Всех святых, в земле Российской просиявших, в городе Бурлингеме (это пригород Сан-Францисско в Калифорнии) настоятелем которого является протоиерей Стефан Павленко, стал для меня родным. Я там вырос. С 7 лет прислуживал в алтаре, потом был пострижен в чтеца и ходил в приходскую школу.

Приходская школа за рубежом заметно отличается от воскресной школы в России. Там не только преподавали Закон Божий, но и преподавали русский язык, русскую культуру, рус скую историю, русскую географию. И все это на протяжении десяти лет. Это больще похоже на гимназию.

По утрам я ходил в свою американскую школу, изучал все, что нужно; а по вечерам – в эту приходскую русскую школу. И не только я – целое поколение людей, и не только в нашем городе. Эмиграция таким образом старалась сохранить свою веру в обществе – не православной, не славянской среде – и сохранить свою культуру и «русскость».

Целое поколение так выросло, и я потом уже в 80-х годах поступил в семинарию. У нас в Америке есть Свято-Троицкая духовная семинария. Там я отучился 5 лет, получил специальность «бакалавр богословия. Теология».

Семинария была учебным заведением и была связана с монастырем, где жил владыка Лавр. Семинаристы так же просыпались в 5.30 утра, шли на Литургию каждый день, потом учеба и послушание в монастыре – все это было связано.

На 4 курсе я обвенчался с женой. Моя будущая матушка тоже из среды эмигрантов, получила такое же воспитание. На 5 курсе я был рукоположен во диакона, одновременно служил и учился. А потом уже меня рукоположили во священника, и я служил 5 лет в Чикаго в соборе и после уже 21 год в Нью-Йорке – в нашем главном соборе в честь иконы Божией Матери «Знамение» Курской-Коренной. Это наш архиерейский Синод, это наш главный собор, а я ключарь этого собора.

Также я веду наш Синодальный молодежный отдел, и с тех пор, как случилось примирение наших Церквей, мы ведем совместные программы с молодежью России и с Московским Синодальным молодежным отделом. Мы организовываем молодежные паломнические поездки, социальное служение, устраиваем конференции.

- Какие главные идеи и принципы лежат в основании Вашей работы с молодежью?

- Конечно, служение это непростое, и разные поколения отличаются друг от друга.

Сегодня мы ведем работу уже со вторым выросшим за это время поколением эмигрантской молодежи. Так называемые миллениалы и поколение Z – они немножко разные. Но основной нашей задачей было раскрыть перед молодыми людьми важность сохранения нашей православной веры и делать это через какое-то особое дело. Именно поэтому у нас создается немало соответствующих программ.

Подобная работа охватывала не только Нью-Йорк, но все наши епархии: и в Австралии, и в Канаде, и в Европе. Я проводил в основном миссионерские программы, когда мы выезжали в какую-то местность для работы, или мы собирали международные молодежные съезды и конференции – двести человек из разных стран, включая Россию, приезжают – и для них проводятся программы, службы, экскурсии. Таким образом, во взаимодействии, молодежь объединяется и поддерживает связи после окончания съезда, помогает друг другу.

Последние полтора года из-за пандемии мы, конечно, смогли сделать очень мало, к сожалению.

- Как прошло время пандемии на приходе? Тяжело? Многих забрал Господь?

- Многие заболели, конечно. Я в это время все время читал сводки по количеству заболевших в России. Когда у вас здесь был пик, смотрю: почти каждую неделю умирал кто-то знакомый из священников, которых я хорошо знал.

У нас в Америке сейчас идет направление на вакцинацию.

Хочется уже устроить какое-то мероприятие, но пока нельзя. С нетерпением ждем, когда, по милости Божией, этот период закончится.

К сожалению, когда большой перерыв в деятельности происходит, труднее становится собирать молодежь, которая и сам меняется тоже, поэтому время для работы с молодежью сейчас очень сложное.

- Вы рассказывали о том, что работа с молодежью у вас носит массовый характер: Вы со всех точек собираете молодых для участия в мероприятиях. Но чтобы появилась такая массовость, прежде всего на приходах работа должна быть организована соответствующим образом. Как организуется молодежная работа на приходах?

- На приходах батюшки организуют все по-разному: кому что ближе, кто что больше умеет. Один может устроить Библейские чтения, другой собирает молодежь для общения за чашкой чая после службы. Кто-то работает со «Следопытами» и скаутами. В приходской уровень организации  этой работы я не вмешиваюсь. А вот епархиальный уровень уже более масштабный.

Например, каждый год у нас бывают молодежные съезды. Обычно это происходит в декабре, когда у студентов есть свободное время. В Америке гражданский праздник – это Рождество, которое празднуется в стране 25 декабря. В этот период у молодежи появляется свободное время. Конечно, хочется, чтобы это время было наполнено чем-то более духовным. Обычно именно 25 декабря мы устраиваем молодежный съезд в память святого преподобного Германа Аляскинского. Собираясь, раскрываем смысл миссии преподобного Германа. Мероприятие это тоже довольно масштабное: обычно в нем участвует около 150 человек.

Проходит такое мероприятие сразу в разных епархиях: Среднеамериканской, Западноамериканской.

А я провожу мероприятия уже на более широком уровне – между епархиями и даже между странами.

- А как проходит такой съезд? Какие формы работы Вы предлагаете молодежи?

- Разные съезды проходят по-разному, по своей программе, особенно зарубежные. Например, последний такой съезд у нас был (к сожалению, 5 лет назад) в Сан-Франциско. Его темой стала тема социального служения. Двести молодых человек приехали в Сан-Франциско как раз на праздник святителя Иоанна Шанхайского.

Мы пригласили выступить с докладом епископа Верейского, викария Святейшего Патриарха Московского и Всея Руси Пантелеймона (Шатова).  Пригласили из Киева  архиепископа Обуховского Иону, викария Киевской епархии, который вел работу с молодежью.

На съезде была особая программа работы. Мы разбили 200 человек на 20 групп, которые в конце съезда должны были представить план-проект социального служения. Все эти проекты потом рассматривались и обсуждались в общем пространстве.

Помимо докладов, у нас были поездки-посещения в Центры для бездомных, на социальные кухни, чтобы ребята своими глазами видели социальную работу в действии, в жизни, и одновременно с этим слушали доклады. Конечно, была и культурная программа: мы всех этих 200 человек повезли в Форт-Росс – это почти 2,5 часа от Сан-Франциско.

Это съезд большого масштаба. А малые съезды – это, как правило, беседы. У нас часто бывает, что молодежь собирается, чтобы задать священнику свои вопросы и получить на них ответы. Вопросы могут быть любыми. Если кто-то смущается, может написать свой вопрос на бумаге и передать батюшке.

И очень важным делом для нас является привлечение молодежи в храм, на службу: чтобы молодые люди участвовали в службах, пели. Молодежный хор создается даже на съездах. В анкетах-заявках на съезд есть даже вопрос: «Каким голосом Вы поете?». Анкеты высылаются заранее, чтобы мы имели представление о том, кто к нам едет. После я передаю анкеты регенту хора, чтобы он с ними ознакомился и подобрал репертуар согласно способностям и возможностям приезжающих.

На последнем съезде такой молодежный хор пел за Божественной литургией, на которой совершалась архиерейская хиротония. Мало кто из молодых мог до этого видеть, как происходит архиерейская хиротония. Конечно, все это их очень впечатляет.

Вот примерно таким образом мы организовываем подобные мероприятия.

- Недавно Вы посетили Усольский приют для детей-сирот, куда отдали средства, собранные в ходе проекта «Школьная копилка». Можете ли Вы рассказать подробнее об этом проекте?

- Этот проект я придумал сам. Он из серии «Дети помогают детям». Великим постом дети эмигрантов в приходских школах Америки собирают средства для нуждающихся детей, живущих на территории их исторической Родины – России. Весь Великий пост они приносят свои карманные копеечки, собирают и собирают. Они могут придумать и привести какой-то благотворительный акт, чтобы собрать побольше. Так мы их учим важности христианской любви и жертвы.

Этот проект проходит в разных приходах Америки, а потом приходы присылают собранные средства мне, а я организовываю передачу этих средств по назначению. Мы выбираем приют, куда хотим направить нашу материальную помощь, я беру с собой старшую молодежь, чтобы они могли вместе со мной посетить этот приют и все увидеть собственными глазами. Кроме того, в этом приюте молодые люди имеют возможность поработать как волонтеры.

- А какие еще интересные проекты и формы работы с молодежью Вы используете в своей миссионерской практике?

- У нас есть совместный проект с российской молодежью. Это Всезарубежное паломничество «По стопам Моисея» - из Египта на Святую Землю. В первый раз в такое паломничество отправились сто двадцать молодых людей из разных стран. А дальше началось наше сотрудничество с российской, украинской, белорусской молодежью: конференции, симпозиумы, форумы и встречи, кульминацией которых стал XII Всезарубежный съезд в 2011 году в Париже.

За это время в миссионерских проектах и поездках в Россию приняли участие более ста молодых людей - прихожан храмов русского зарубежья. Миссионерские поездки на историческую родину молодежи из разных стран русского зарубежья — важная часть нашей работы, ведь в первую очередь они укрепляют веру. В Америке православных — около одного процента от всего населения, а в России, как нигде в мире, молодежь ощущает общность со своими единоверцами. Молодые люди понимают, что они не «странные», как это может ощущаться, например, в США. И это очень важно. Поездки в Россию, общение с русскими людьми очень вдохновляют молодых.

Еще у нас в Нью-Йорке есть такой «пищевой банк» — ставится большая коробка, и молодежь просит прихожан жертвовать консервы. Каждый по баночке положил — набралась целая коробка. Потом это сдается в городской «пищевой банк», который потом кормит бедных. То есть в «пищевом банке» раздают не деньги, а разные консервы с пищей. Это тоже одна из форм социального служения.

Также до пандемии действовали различные кружки, мы проводили молодежные беседы, особенно во время Великого поста. Организовывали молодежные скаутские лагеря, епархиальные лагеря: как русские, так и англоязычные. В таких лагерях могут жить как дети, так и их родители. Для беседы с детьми в лагеря приезжают священники и правящие архиереи.

Мы издали книгу «От Запада до Востока», в которой я  подробно рассказываю об опыте работы с молодежью, об истории, формах и методах миссионерского молодежного служения в Русской Православной Церкви Заграницей. 8 000 бесплатных копий этой книги я отправил в епархии России.

- Отец Андрей, мне кажется, что сегодня в России при работе с детьми и молодежью самая серьезная проблема наблюдается в том, что мы можем организовать молодых на социальную работу, на трудовое мероприятие, но личная встреча с Богом для юной души может не состояться. И вот он участвует во всем, знает много чего о Православии, но живой веры часто не обретает, не находит Бога в своем сердце.

Может быть, мы «ранены» этой проблемой в результате наследия революционных катаклизмов, а Вы, сохранившие веру от ее носителей и не прерывавшие это преемство, с ней не знакомы?

Есть ли у Вас в Америке такая проблема и, если есть, как Вам удается ее решать?

- В России молодые люди делают много работы миссионерского характера: распространяют Слово Божие, проводят различные общественные акции. В Америке Русская Зарубежная Церковь в основном всегда вела миссионерскую работ внутреннюю: главной задачей для русских эмигрантов было сохранить православную веру, которую они привезли с собой из России и хранили как главное сокровище.

До сих пор задачей миссионерской работы РПЦЗ является именно сохранение это наследия. Но внутренняя работа, конечно, направлена и на внешнее. В Америке купол православного храма - большая редкость. Когда американец, не православный и не христианин, видит купол, он сразу задается вопросом: что это такое? Так из этой внутренней миссионерской работы проистекает и внешняя миссия по распространению и укреплению Православия в Америке.

Молодому православному человеку за рубежом приходится вести как бы двойную жизнь: он был воспитан дома и в церкви, но должен общаться не только с православными, а и с людьми, далекими от веры, которые придерживаются других принципов. Ему очень важно следить за тем, чтобы не пойти на компромисс и не предать Христа в своей жизни, особенно в наше время «толерантного отношения» ко всевозможным «свободам».  

Нынешнее поколение, поколение Z, таково, что они хотят помочь, они умеют сочувствовать, несмотря на то, что буквально «живут» в своих телефонах. Но они очень хотят помогать, хотят участвовать в социальном служении, хотят что-то делать для ближних.

На этом этапе огромная роль отводится духовенству, священникам: нужно суметь открыть духовным очам сердца наших молодых Первопричину этого желания и этих дел. Они должны почувствовать и понять, что все это делается ради Христа, потому что Бог так показал нам пример. Так мы выражаем любовь к людям и одновременно учимся любить Бога.

Очень важно, чтобы батюшки спокойно, с любовью могли открыть это молодым людям, вдохновить их. Нужно, чтобы в священнике было это личное внутреннее горение, потому что зажечь другого может только тот, кто горит сам.

Нужно иметь общительный характер, чтобы молодежь не боялась подходить и задавать вопросы. Нужно не столько иметь особую харизму, сколько быть открытым к общению и вникать в молодежные проблемы. Нужно веру и любовь Христа показывать своей жизнью и своими делами.

Беседовала Инна Маковская

Фото Вадима Тарасова, а также фото из открытых источников

Диаконская хиротония отца Андрея Соммера

Первая диаконская ектения

Рукоположение во священника

Собор Знамения в Нью-Йорке

Празднование Дня молодежи в Синоде

Обложка книги протоиерея Андрея Соммера о работе с молодежью

Отец Андрей с женой и сыновьями 

Портрет отца Андрея в детском исполнении

В детском приюте в г.Усолье-Сибирское Иркутской области

В детском приюте в г.Усолье-Сибирское Иркутской области

Отец Андрей в Преображенском храме города Иркутска, где служил его предок – отец Николай Затопляев


Возврат к списку





© 2005-2012 Иркутская епархия Русской Православной Церкви Московского Патриархата

Яндекс.Метрика

e-mail: Редакция сайта Иркутской епархии